Как психологи определяют, что кто-то притворяется сумасшедшим

Как психологи определяют, что кто-то притворяется сумасшедшим

Источник: How Psychologists Determine Whether Someone Is Faking Insanity

В течение последних трех месяцев я освещал судебный процесс по убийству на Манхэттене, который может, наконец, раскрыть тайну того, что случилось с Итаном Пэтцем, 6-летним мальчиком, исчезнувшим по пути к школьному автобусу в 1979 году. В моё время в зале суда, несколько вопросов, которые я слышал, особенно выделялись. Например: «У вас есть какие-то проблемы с общением с другими планетами?» и «У вас иногда возникают странные ощущения в теле? Это чувство приходит только по вторникам?» А как насчет «вы когда-нибудь чувствовали, что люди следуют за вами? Вы испытывали усиление аппетита в то время?»

Это не те вопросы, которые часто возникают во время допроса свидетелей. Вы обычно слышите, вопросы вроде «Где вы были в ночь…», которые устанавливают средства, мотив и возможность. Но это был судебный процесс, с участием якобы психически больного обвиняемого, и это были вопросы, когда судмедэксперты пытались определить, имеет ли он настоящее психическое расстройство или просто притворяется.

Вы можете подумать, что кому-то удастся представиться сумасшедшим, сказав, что у него появляются забавные ощущения всякий раз, когда приходит вторник. Или утверждаете, что ощущаете приступ голода всякий раз, когда думаете, что люди шпионят за вами. Но на самом деле все наоборот: эти утверждения могут показать, что вы не больны. Только притворяетесь.

Добро пожаловать в странную науку под названием симуляция, означающее фальсификацию болезни с целью получить какое-то преимущество. Это область психологического исследования, которая подчеркивает противоречивую упорядоченность безумия, а также показывает, что многие люди понятия не имеют, каково это иметь подлинное психическое расстройство.

direct?url=https%3A%2F%2Fpixel.nymag.com%2Fimgs%2Fdaily%2Fscience%2F2017%2F01%2F31%2F31-etan-patz.w245.h368
18 мая 1985 года, фото Стэнли Пэтца с сыном Ари, он держит фотографию своего сына Итэна, Нью-Йорк

Симуляция стала важным вопросом в деле об убийстве Итэна Пэтца, в котором 56-летний мужчина по имени Педро Эрнандес обвинялся в убийстве первоклассника, исчезнувшего в 1979 году. Это известный случай: Итэн был одним из первых пропавших детей, портреты которых печатали на молочных пакетах, а день, когда он исчез, стал Национальным днем пропавших детей.

Эрнандес был арестован в 2012 году, когда сказал полиции, что заманил Итэна в подвал углового магазина в Сохо, затем задушил и избавился от тела, которое никогда не было найдено. Адвокаты Эрнандеса теперь утверждают, что это признание было ложным. Свидетели защиты засвидетельствовали, что у Эрнандеса аномально низкий IQ и психическое заболевание, которое не позволяет ему отличить реальность от фантазии. Тем временем, прокуроры пытались поставить под сомнение диагноз Эрнандеса, предполагая, что он подделывал симптомы, чтобы избежать наказания за реальные преступления.

Такого рода борьба, ведущаяся во взаимосвязи права и психологии, часто является частью громких судебных дел с участием подсудимых, которые могут быть безумными. Джеймс Холмс, устроивший бойню в 2012 году в кинотеатре в Колорадо был проверен до суда, чтобы определить, действительно ли он является шизофреником. И несколько экспертиз установили, что серийный убийца Дэвид Берковиц в состоянии предстать перед судом, хотя он утверждал, что принимает приказы от собаки, когда признался в убийстве своих жертв.

Конечно, назначенные судом психологи также иногда обнаруживают и настоящие психические расстройства, такие как случай с мужчиной из Итаки, штат Нью-Йорк, который в декабре убил водителя UPS, по-видимому, полагая, что он убивал Дональда Трампа. Семья жертвы плакала от злости, но два психолога определили, что подсудимый действительно болен и не в состоянии предстать перед судом.

Итак, на основании чего психологи могут сказать, есть ли у кого-то настоящее психическое расстройство или их пытаются ловко надуть?

Странные вопросы, которые я слышал в суде, являются частью теста, называемого «Структурированным интервью с сообщенными симптомами, второе издание» (SIRS-2). Это один из наиболее широко используемых инструментов оценки, предназначенный для обнаружения придуманных или преувеличенных симптомов. Ричард Роджерс, психолог, который создал тест SIRS в 1992 году и обновил его в 2010 году, рассказал мне, как судебно-медицинские психологи используют тесты и методы интервью, чтобы выявить фальсификаторов.

Обманщик может подумать, что убедить кого-то, что он психически болен, — это просто действовать иррационально и утверждать, что у него симптомы сумасшествия. Но проявления психических заболеваний не случайны; их симптомы упорядочены и классифицированы, что полезно для выявления подделок.

SIRS-2 включает в себя около 45 минут вопросов, предназначенных для выявления людей, которые утверждают, что их симптомы разнообразные или интенсивные, тогда как по-настоящему психически больные люди такое редко испытывают. Одна из стратегий обнаружения, например, заключается в поиске маловероятных комбинаций симптомов, как сказал Роджерс. «Те, кто притворяются психически больными, не знают, какие симптомы, как правило, идут вместе и какие не идут». Вот так вы расправляетесь в ними парой вопросов вроде «Вы когда-нибудь чувствовали, что вас преследуют? Вы испытывали увеличение аппетита в то время?» На самом деле, маловероятно, что параноик почувствует увеличение аппетита. Таким образом, если кто-то утверждает, что испытывает эти симптомы вместе, сигнализирует о том, что перед вами обманщик.

Другие вопросы разработаны, чтобы запутать потенциальных симулянтов, которые имеют ошибочные представления о психических заболеваниях. Ответ «Да» на вопрос об общении с другими планетами, например, является сигналом, потому что существует заблуждение, что люди с психическими заболеваниями, как правило, так делают.

«Действительно психически больные люди не разговаривают с другими планетами», — сказала Тали Уолтерс, судебный психолог и эксперт. По ее словам, бред обычно имеет связь с реальной жизнью. Во время Холодной войны, например, люди с бредом часто считали, что коммунисты сговорились против них. Уолтерс рассказала, что как-то раз оценивала действительно больного человека, арестованного за стрельбу в полицейского 11 сентября. Он был убежден, что участвует в войне в Афганистане. «Все это было связано с реальностью, даже если полностью вымышлено».

В целом, по утверждению о том, что странных симптомов все больше и больше, часто легко догадаться, что этот человек — симулянт. «Если вы думаете, что больше и причудливее — это лучшая стратегия, велики шансы на то, что вас раскроют», — сказал Роджерс.

Уолтерс описала похожую ситуацию, сложившуюся при ее недавней оценке человека в тюрьме, которому грозит суд. (Она сказала, что не может раскрыть подробности предполагаемого преступления. Когда она спросила его, по какой еде он скучает, он ответил: «Пепперони и кошачья еда».

— О, вам нравится кошачья еда? — спросила она.

— Да, я ем сухой корм, — ответил он.

«Очень вероятно, что он притворяется», — сказала Уолтерс. — Потому что это странно, но не является признаком психического заболевания. «Поедание кошачьей пищи — это просто странное поведение, которое не вписывается в известную модель симптомов психических заболеваний», — сказала она.

Уолтерс рассказала еще об одной вещи, которая указывает на возможную симуляцию заболевания: когда мужчина заявил о том, что ест кошачью еду, он посмотрел прямо на нее. «Кто-то, кто действительно психически болен, скорее всего, знает, что такое заявление будет социально неприемлемым, и, по крайней мере, будет казаться стыдным», — сказала Уолтерс.

Таким образом, успешный притворщик должен иметь полное понимание психических заболеваний и их последствий. «Вы должны решить, как сильно поменяется ваше поведение в результате сообщенных симптомов, а также насколько сильно вы хотите их понять», — сказал Роджерс.

Из-за актерской игры, одна из самых эффективных стратегий судебно-медицинского психолога — это просто проводить время с субъектом или поместить его в среду, где за ним могут наблюдать в течение нескольких дней или недель. — «Я никогда не слышала о тех, кто может симулировать 24 часа в сутки в течение 20 дней, потому что это утомительно», — сказала Уолтерс. — «Если кто-то заявил, что слышит голоса, приказывающие ему убить себя, а затем вы можете наблюдать как он разговаривает и смеется с другими, регулярно ест и спит, вы, возможно, нашли притворщика».

Оценщик также будет искать подтверждение психического расстройства до совершения преступления, изучая медицинские записи или опрашивая членов семьи. Симулянт, который начинает вести себя странно, как только он оказался в наручниках, не может рассчитывать на то, что ему удастся убедить оценщика в своем сумасшествии.

Роджерс высказала одно предостережение: «Мы не знаем тех, кого не ловим». Психологи не могут научиться ничему у тех, кому обман сошел с рук, потому что никогда не узнают, что их обманули».

В судебном процессе, заключительная и самая важная оценка ответчика исходит от присяжных, которые иногда слышат противоречивые экспертные мнения от психологов, дающих показания с обеих сторон. Так обстоят дела в суде над Педро Эрнандесом, которому должны вынести вердикт. Поскольку нужно решить, является ли Эрнандес убийцей, им сначала нужно будет рассмотреть вопрос о том, является ли он симулянтом.

  •  
  • 10
  •  
  •  
  •  
  •  

Автор Вероника Семенова

Привет. Меня зовут Вероника. Я пишу статьи на актуальные и интересные темы, занимаюсь переводами, веду этот сайт. Спасибо, что читаете.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.